Выйди и зайди нормально

25 декабря 2017
Выйди и зайди нормально
Каждый день в DataArt появляются новые специалисты. Некоторые — не приходят, а возвращаются. Мы расспросили коллег, которые в разное время уходили из DataArt по самым разным причинам — от сокращения до саббатикала — каково возвращаться на прежнюю работу.

Почему и куда вы уходили из DA?

Вадим Смирнов, системный администратор, Санкт-Петербург:

Меня сократили в 2001 году, когда компания съежилась с 200 человек до 30. До того я проработал в DataArt чуть меньше двух лет. Уходил в никуда — найти в 45 лет адекватную работу по моему профилю в кризис было непросто. Для поддержки штанов у меня был маленький бизнес на паях с товарищем — компьютерный клуб «Саргона» и магазинчик при нем.

Артем Петрик, IPhone-разработчик, Харьков:

Уходил я в небольшую компанию, в основном работающую с передовыми клиентами из Калифорнии. Дело в том, что на тот момент я провел год в двух проектах с устаревшими технологиями, где мне не хватало интересных задач. Хотелось чего-то новенького, хотелось развиваться. Но тогда то ли в DataArt не нашлось ничего подходящего, то ли я плохо искал.

Александр Кораблинов, Senior С++ разработчик, Воронеж:

Во-первых, мне хотелось поучаствовать в проектах, связанных с разработкой hardware. Во-вторых, поработать в продуктовой компании. И в-третьих, с местным заказчиком — так, чтобы результаты работы не уходили исключительно за рубеж. Я уходил в воронежский филиал НТЦ «Модуль», который когда-то образовался на базе двух военных НИИ и занимается разработками электроники и ПО, в том числе, для авиации и космоса.

Владимир Вишняков, Product Manager, Санкт-Петербург:

В 2006 году мне изрядно надоели клиентские проекты, тем более что тогда колосился VAS, который манил новизной, перспективами заработка и развития. Поэтому вместе с еще одним коллегой ушли в компанию, специализирующуюся на разработке мобильных приложений, и параллельно начали развивать свой проект. За 11 лет мне довелось выполнять роли Project Manager и Product Owner, делать мобильные приложения для себя и клиентов, создавать рекламные сети, биллинг, помогать жене делать и продавать кадастровые фирмы. Не считая всего остального, по мелочи.

Константин Фута, QA-инженер, Киев:

Я брал паузу в работе, в первую очередь, чтобы заняться личными делами. Я изначально планировал вернуться в DataArt, но старался учесть разные варианты развития событий. Когда возникал интерес, рассматривал предложения, поступающие от других компаний и знакомых. Это, как минимум, расширяет кругозор и помогает получить более актуальную оценку своих навыков.

Поддерживали ли отношения с коллегами из DataArt?

Вадим Смирнов:

Конечно! Меня регулярно звали на дни рождения и корпоративные вечеринки.

Артем Петрик:

Здесь работает много моих друзей, половину из которых я знал еще до первого прихода в DataArt, а с другими начал близко общаться уже здесь. Я оставался во всех чатах, не относящихся к проектам, и иногда очень грустил, что не понимаю, о ком или о чем говорят друзья. В DataArt много интересных людей, и постоянно происходит что-то забавное. В компании, в которую я ушел, такого не было, было скучно и пресно. Не знаю, из-за чего, наверное, люди такие подобрались.

Александр Кораблинов:

Конечно, я общался с бывшими коллегами. Более того, Миша и Лена Федоровы, глава и HRM-директор воронежского центра разработки, мне дали понять, что будут рады видеть меня, если я вдруг захочу вернуться. Отдельное спасибо Вике Подлесновой, нашему HR-менеджеру, за внимание и поддержку.

Владимир Вишняков:

Приятно было зайти в гости выпить кофе и посоветоваться с кем-нибудь умным.

Константин Фута:

Здесь много классных ребят, с которыми интересно быть на связи. Было приятно осознавать, где и с кем я работал, какие условия созданы для коллег. В DataArt я не работал чуть больше двух месяцев, и первое время было немного непривычно без некоторых ежедневных созвонов.

Когда и почему вы решили вернуться?

Вадим Смирнов:

Я не забирал из DataArt трудовую книжку и вернулся при первой возможности — летом 2005 года. Наш компьютерный клуб к тому времени зачах, перепрофилировался в клуб интеллектуальных игр (по преимуществу Magic: The Gathering ), и я уступил свою долю. Эти события довольно удачно сошлись во времени.

Артем Петрик:

Очень захотелось обратно в коллектив. Был готов работать даже в скучных проектах, лишь бы с теми же людьми рядом. Приняли меня без собеседования. Скучных проектов у меня после возвращения не было, и вообще, я сразу сменил технологию, а после первого же проекта стал менеджером.

Александр Кораблинов:

Когда на новом месте начались трудности, я был вынужден принять решение об уходе. Семейное положение требовало стабильности. Я знал, где меня ждут — туда и вернулся, чему очень рад.

Владимир Вишняков:

Меня привлекла продуктовая вакансия в DataArt. «Ого. Надо брать!» — подумал я. Но решающей все-таки стала готовность DataArt нанять меня. Одного моего желания было бы, скорее всего, недостаточно.

Константин Фута:

Перед перерывом я закрыл все задачи в проектах и обозначил, на какой период ухожу. То есть запланировал дату ухода в отпуск и дату возвращения. Я не давал железных обещаний, но в DataArt знали, когда ждать меня обратно.

Что показалось сложным после возвращения?

Вадим Смирнов:

В «старом» DataArt я был более автономен, после возвращения пришлось играть в команде. В чем-то это сложнее, в чем-то, наоборот, проще.

Артем Петрик:

Все прошло гладко. Я попал в хороший проект, где у меня появились возможности для желаемого роста. Так что возвращение в родной DataArt считаю правильным решением.

Александр Кораблинов:

Сложно было в короткий срок восстанавливать разговорный английский и некоторые технические навыки. А простым и даже радостным было возвращение в замечательный коллектив DataArt, который с момента моего ухода увеличился в несколько раз.

 

Владимир Вишняков:

С бюджетной системой — собственным продуктом, который мы используем внутри DataArt — довольно сложно разобраться. А в целом все оказалось просто и комфортно. Очень приятно видеть, насколько взрослой стала наша организация.

Константин Фута:

По возвращению я просто продолжил свою работу, только в новых проектах и с новыми ребятами. Сложностей не было, были приятные переживания после такой паузы. Интересно было видеть, как DataArt динамически развивается. Особенно, как растет количество коллег.

Почему стоит возвращаться в DataArt?

Вадим Смирнов:

Я «при большевиках» долго работал на госпредприятии — кстати, на том самом, в бывших цехах которого сейчас располагается питерский офис DataArt. Некоторое время был self-employed. Так что опыта работы в компаниях, с которыми можно было бы сравнить DataArt, у меня нет. Я воспринимаю DataArt как компанию друзей. Тут исключительно уютно и тепло.

Артем Петрик:

Здесь адекватный менеджмент, готовый учить и наставлять. Здесь работают прекрасные люди, у которых даже странности прекрасны. Внутри DataArt есть множество путей развития. К сожалению, чтобы их разглядеть, некоторым сначала приходится увольняться. Но это вовсе не вина организации, и хорошо, что потом можно вернуться обратно.

Александр Кораблинов:

Конечно же, люди. Профессиональные, открытые, честные — в общем, нормальные люди. С такими комфортно работать.

Владимир Вишняков:

Я благодарен за теплый и доброжелательный прием — это очень приятно.

Мне нравится продуктовая работа, челендж и возможность приносить пользу.

А еще здесь довольно мало ограничений, нет микроменеджемента и вот этого всего.

Константин Фута:

Ради работы рядом с такими людьми, возможности интересного, гибкого развития.